Пластическая хирургия

Заявка отправлена

В практике каждого врача встречаются недовольные пациенты. Можно ли предупредить конфликт? Своим опытом делятся ведущие врачи-косметологи и пластические хирурги Петербурга.

Статья «Профилактика… конфликта» в журнале Совершенство Profi

Ирина ХРУСТАЛЕВА, д.м.н., пластический хирург, заведующая кафедрой пластической хирургии факультета последипломного образования СПбГМУ им. И.П. Павлова:

– Будем объективны: невротик может сидеть в каждом из нас. Каждый ведет себя адекватно, пока все хорошо, а когда что-то случается, то мы непредсказуемы даже для самих себя.

Если говорить о моем опыте общения с пациентами, то я, признаюсь, перестраховщик: не даю никаких маловероятных обещаний. К сожалению, в обществе благодаря СМИ и кино создалось ощущение, что пластическая хирургия способна на буквально волшебные превращения. Поэтому я предупреждаю всегда: возможностей много, но мы не боги; вот это реально, а это может не получиться. И объясняю подводные камни каждой операции, так как каждое хирургическое вмешательство – это весы. Мы что-то приобретаем, но чем-то жертвуем. Например, в результате увеличения молочных желез имплантами мы получаем красивые формы и желаемый размер, но также рубцы и два инородных тела в организме.

И еще неизвестно, как это «соседство» в течение многих лет именно у этой пациентки будет протекать. Хотя статистика делает нас оптимистами, мне хочется, чтобы выбор пациентки был осознанным.

Я всегда ставлю себя на место пациента: я бы хотела знать правду – когда и что будет со мной происходить во время реабилитации. Если человек знает все детали, то не станет нервничать по ночам, а будет понимать, что все идет по плану. Просто говорить об этом, как и о сроках реабилитации, и о временных ограничениях, можно разным тоном, с разной эмоциональной окраской. Например: «вам понадобится целый месяц…» или «через месяц вы уже сможете…».

И еще один принципиальный момент: очень важно грамотно и тщательно составить информационное согласие.

Поэтому я не пренебрегаю этим документом и не отношусь к нему формально. Все, что мы проговариваем с пациентом, обязательно должно быть записано. Я прописывала информационное согласие с учетом своих методик, которые определяют и особенности, и сроки реабилитации. И в моей практике были случаи, когда именно этот документ позволял разрешить сомнения и прийти к согласию.

Запись на приём